16+ МБУК "ЦБС"
http://solbiblfil2.ucoz.ru/risunok11.png
Календарь событий
https://3.bp.blogspot.com/-y9jbnlhsVuw/V84ul4K7zTI/AAAAAAAAFto/X8__JQ_7VLMpRFm8mRTj31EjyUDIwQ-4QCLcB/s1600/97249274.jpg
Наш опрос
Оцените удобство сайта
Всего ответов: 14
Новинки литературы
Мы ВКонтакте
http://n-ufa.ru/images/stories/StatesS/knopka.png
Фраза дня
Оценка качества
Оценить работу МБУК "ЦБС" г. Соликамска вы можете, пройдя по ссылке:

image_1371152877.jpg

Поделиться...
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Время жизни сайта

Мы предлагаем

Главная » Файлы » Краеведение » Это интересно!

45 лет назад в Пермском крае приземлился космический аппарат
25.11.2014, 11:52
В 1965 году Соединенные Штаты Америки планировали осуществить первый выход астронавта в открытый космос. Королеву сообщили, что старт американского космонавта с выходом в космос был назначен на 28 апреля 1965 года, но Советский Союз сумел опередить их!

18 марта 1965 года в 10.00 по московскому времени с космодрома "Байконур" стартовал космический корабль "Восход-2" для работы по программе первого в мире выхода в открытый космос с экипажем в составе командира корабля подполковника Павла Ивановича Беляева (1925-1970), с позывными «Алмаз-1», и второго пилота майора Алексея Архиповича Леонова (родился в 1934 году), с позывными "«Алмаз-2»". В итоге суточного полета на корабле "Восход-2" П.И. Беляев и А.А. Леонов преодолели расстояние, равное 717262,01 километра, и пробыли в космосе, находясь на корабле, 26 часов 02 минуты 17 секунд. В отечественной практике это был самый сложный и напряженный космический полет. Этот полет "Алмазов" был настолько драматичен, что с тех пор позывные с названиями камней космонавты не берут.

Предложения по выходу из корабля появились в декабре 1963 г. и были оформлены Постановлениями Правительства от 13 апреля и 14 июня 1964 г. Для этого полета был создан специальный корабль, названный «Восход-2». Основным отличием корабля "Восход-2" от "Восхода-1" было наличие у него шлюзовой камеры (ШК) для выхода космонавта в космическое пространство и возвращения его в корабль. Камера сообщалась с кабиной люком с герметизирующей крышкой, которая открывалась внутрь гермокабины как автоматически с помощью специального механизма с электроприводом, так и вручную. Управление приводом осуществлялось с пульта. Для выхода космонавта в космическое пространство служил люк в верхней части шлюзовой камеры, снабженный герметизирующей крышкой, которая также могла открываться и автоматически и вручную. В шлюзовой камере размещались две кинокамеры для съемки процесса входа космонавта в камеру и выхода из нее, система освещения, агрегаты системы шлюзовой камеры. Снаружи был установлен киноаппарат для съемки находящегося в космическом пространстве космонавта, баллоны с запасом воздуха для наддува шлюзовой камеры и баллоны с аварийным запасом кислорода. Управление шлюзованием должно было осуществляться командиром корабля с пульта, установленного в кабине. При необходимости управление основными операциями шлюзования могло осуществляться с пульта, установленного в шлюзовой камере.

Для выхода космонавта из корабля в космическое пространство был разработан специальный скафандр "Беркут", имеющий многослойную герметичную оболочку-пакет, состоящий из силовой и двух герметичных (основной и резервной) оболочек, с помощью которой внутри скафандра поддерживается избыточное давление, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность космонавта. В отличие от ранее применявшихся, снаружи этот скафандр был снабжен экранно-вакуумной теплоизоляцией и светофильтром для предохранения космонавта от теплового воздействия солнечных лучей. Съемный пространственный шлем скафандра имел двойное герметичное остекление из органического стекла и защитный фильтр, которые обеспечивают космонавту достаточный обзор и предохраняют глаза от воздействия солнечных лучей. Иллюминатор шлема открывался. Каска шлема изготовлена из алюминиевого сплава. Внутренняя полость шлема отделена от остальной части скафандра герметичной шторкой. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа, для того чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь космонавту, вышедшему в космическое пространство. Скафандры должны были защитить экипаж и в случае разгерметизации кабины. Система вентиляции и аварийного наддува скафандров в кабине была аналогична системе, применявшейся на кораблях "Восток", но рассчитана была на одновременную работу двух скафандров. Этот скафандр использовался только при полете корабля «Восход-2».

Система жизнеобеспечения корабля "Восход" была рассчитана на 10 суток. У космонавта, работающего в открытом космосе, в наспинном ранце 520 Х 320 Х 120 мм. имелась автономная система обеспечения жизнедеятельности (АСОЖ) вентиляционного типа, рассчитанная на 30 минут работы с дублированием подачи кислорода от запаса газа, имевшегося в шлюзовой камере. Ранец крепился на скафандре с помощью специальной подвесной системы. Запас кислорода хранился в трех восьмилитровых баллонах под давлением 22 МПа. Включение его осуществлялось запорно-пусковым устройством перед одеванием ранца. Весь кислород из АСОЖ подавался в шлем, после чего попадал под оболочку скафандра и далее выбрасывался через регулятор абсолютного давления в окружающую среду. Подача кислорода в скафандр включалась дистанционно. Расход кислорода от ранца был рассчитан на обеспечение наддува скафандра, кислородное питание космонавта и удаление углекислого газа. Величина расхода регулировалась автоматически в зависимости от абсолютного давления в скафандре. Страховка космонавта в открытом космосе обеспечивалась специальным фалом длиной 7 метров (за пределами корабля — 5,35 метра), в состав которого входили амортизирующее устройство, стальной трос, шланг аварийной подачи кислорода и электрические провода, по которым на борт корабля передавались данные медицинских и технических измерений, а также осуществлялась телефонная связь с командиром корабля.

Этот корабль был обеспечен системой мягкой посадки, которая позволяла космонавтам приземлиться без катапультирования.

Экипаж корабля состоял из двух человек и подбирался с особой тщательностью. Командир корабля Павел Иванович Беляев был самым опытным лётчиком в первом отряде космонавтов: в него он пришёл в возрасте 35 лет с должности командира эскадрильи, успев повоевать в небе над Японией в 1945 г. Алексей Архипович Леонов лучше всех в отряде космонавтов переносил тренировки в барокамере и центрифуге, больше других подходил по своим физическим и морально-психологическим данным. Для подготовки к полёту первоначально была отобрана группа космонавтов в составе: В.В. Горбатко, А.А. Леонов и Е.В. Хрунов. Участие П.И. Беляева вначале не планировали — по состоянию здоровья он был на грани отчисления. Его включили позже, по настоянию Ю.А. Гагарина. В январе 1965 г. В. Горбатко, по обнаружении у него сердечной систулы, был заменен Д. Заикиным.

Началась подготовка. Первые три месяца занимались изучением конструкций — ездили в Жуковский на базу ЛИИ имени М.М. Громова и в Томилино на завод «Звезда», где осваивали шлюзовую камеру и скафандр. Работали по наддуву скафандра от 0.4 атм с переходом до 0.27 атм, для того чтобы производить действия (открывать и закрывать забрала, управлять бортовыми системами) на случай, если произойдет разгерметизации кабины, а выходящий отрабатывал операции по выходу.Это проводилось, как тогда называлось, «в сухую», т.е. на Земле. Позднее выполнили четыре полета на невесомость на МиГах (на спарке), но привязанные к сидению космонавты ничего не смогли сделать. Затем решили использовать для этого самолет Ту-104ЛЛ и отрабатывали эти же действия в невесомости за 24 сек (за один полет делали порядка 10 горок). Вместо кресел в салоне укрепили половину кабины спускаемого аппарата с пристыкованным к нему шлюзом. Е. Хрунов с А. Леоновым начали отрабатывать поэтапное шлюзование: отвязывались от кресла, шлюзовались, выходили, отделялись от шлюза, парили и в обратном порядке, чередуясь во время полетов, то один, то другой. Все тренировки проходили уже в скафандрах. Маленький ранец на спине, система жизнеобеспечения была очень слабой. Вентиляция в скафандре 20 л в минуту, т.е. чуть пошевелишься — и весь мокрый. Несмотря на это руководство постоянно торопило, правда, зачем и кому это надо — никогда не объясняли. В результате скафандры и перчатки, системы шлюзования и контроля, и все в целом пришлось отрабатывать космонавтам самим. В самом начале отработки скафандров быстро уставали кисти. Для сжатия руки в перчатке нужно было приложить усилие 20–25 кг. Поэтому их приходилось постоянно тренировать. Правда, у А. Леонова была очень сильная кисть, и если Е. Хрунов выжимал 60–65 кг, то Леонов — 90. Давление в скафандре создавалось 0.4 атм. На Земле нельзя было понизить атмосферное давление, поэтому приходилось для придания жесткости скафандру наддувать его на 1.4 атм.

Подготовка продолжалась до начала марта 1965 г. Заключительные тренировки проходили на Чкаловской в большой камере СБК-80, где находился сам макет и действующий тренажерный образец шлюзовой камеры. Космонавтов поднимали «на высоту» (порядка 30 км), сидящий в макете с пульта управления проводил раскрытие шлюзовой камеры, проверку герметичности, наддув, раскрытие переходного люка и т.д. Первым ее проводил основной экипаж, а через день – дублеры. На этой заключительной тренировке присутствовали С.П. Королев, М.В. Келдыш, С.М. Алексеев и др.

Март 1965 г. выдался на редкость холодным, совсем не чувствовалось наступления весны. Снегом были покрыты не только пески пустыни, но и сооружения всего стартового комплекса. Рано утром 17 марта ракету и корабль вывезли из МИКа и установили на стартовой площадке. Беляев, Леонов и Хрунов после завтрака переехали на 2-ю площадку и поселились в домике космонавтов. Они жили и занимались по распорядку предстартового дня. В 16 часов на старте, в полусотне метров от ракеты, провели встречу экипажа "Восхода-2" со стартовой командой и представителями промышленности. Беляев выступил спокойно и хорошо, а Леонов очень волновался. Он сказал: " ...Я волнуюсь не от того, что завтра мне предстоит трудный космический полет, а потому, что мне трудно подобрать слова благодарности всем вам, товарищи, всем тем, кто создал ракету, корабль, оборудование, кто подготовил нас к полету..." На митинге присутствовало 600-700 человек, в том числе Королев, Келдыш, Руденко, Тюлин, Керимов, Правецкий, Ишлинский, Пилюгин и десятки других виднейших представителей космической кооперации. После митинга, когда все руководители полётом собрались в кабинете у Королева, Тюлин стал звонить в Москву, чтобы от имени Госкомиссии доложить Смирнову, Устинову, Косыгину и Брежневу о готовности запустить "Восход-2" завтра в 10:00 по московскому времени. Первые двое были на заседании Совета Министров, а помощники Косыгина и Брежнева сказали, что их уже нет на работе, и записали это сообщение.

Перед стартом была неприятность. Полностью собранный корабль стоял на стапелях, и рядом с ним на лебедке, зафиксированной при помощи защелки («собачки»), располагался двухметровый шлюз, в наддутом состоянии, подвешенный люком вниз. Таким образом его проверяли в течение суток на герметичность. Солдат, оставленный Королевым для охраны «объекта», от нечего делать шлепал пальцем по защелке. После очередного удара защелка выскакивает, шлюз падает и рвется. А запасного нет. Есть только тот, на котором тренировались космонавты. Его и поставили на корабль.

В 7:30 провели на старте предпусковое заседание Госкомиссии. В 8:30 Королев, Тюлин, Руденко и другие наблюдали процесс надевания скафандров. В 9:20 встретили экипаж у ракеты. Объятия, рукопожатия, поцелуи — и вот уже космонавты поднимаются в корабль. Беляев вел себя спокойно, а Леонов заметно волновался. До 10-минутной готовности Королев, Кириллов, Шабаров, Гагарин оставались у ракеты, а потом перешли в бункер. Старт прошел отлично, но первые 40 секунд полета казались особенно долгими (в случае аварии до 40-й секунды спасение экипажа почти невозможно). Да и все 526 секунд выведения корабля на орбиту были полны тревог, недаром некурящий Королев после отсчета 530-й секунды дрожащими руками взял папиросу и закурил.

Корабль вышел на заданную орбиту с параметрами: максимальная высота 497,7 километра, минимальная высота 173,5 километра, период обращения 90,944 минуты, скорость корабля при прохождении точки орбиты с максимальной высотой над поверхностью Земли на первом витке составляла 7,31, с минимальной высотой — 7,70 километра в секунду. Итак, космический корабль «Восход-2» достиг максимальной высоты, равной 497,7 километра. А это значило, что его экипаж установил абсолютный мировой рекорд высоты. До этого ни один пилотируемый космический летательный аппарат не был на такой высоте. Этот полёт оказался рекордным по количеству нештатных ситуаций, всего их было семь.

Как только «Восход-2» начал свободный полет в космосе на пассивном участке, А.А. Леонов вместе с командиром корабля П.И. Беляевым стал готовиться к эксперименту по выходу в космическое пространство. В 11 часов 28 минут 13 секунд в начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры корабля. В 11 часов 32 минуты 54 секунды открылся люк шлюзовой камеры, а в 11 часов 34 минуты 51 секунду космонавт А.А. Леонов вышел из шлюзовой камеры в космическое пространство. Человек впервые покинул корабль и оказался в открытом космосе.

Выход в открытый космос через шлюз не вызвал затруднений — он начался над Чёрным морем, а закончился над Сахалином. Начиналось все хорошо, по плану. С присоединенным к ранцу фал-тросом Алексей подошел к открытому люку шлюзовой камеры. Павел Беляев с помощью телекамеры и телеметрии следил за работой своего друга и был готов, если это потребуется, оказать ему необходимую помощь. Находясь на обрезе шлюза "«Алмаз-2»" не говорил, а кричал: «Заря-1», я - «Алмаз-2». Нахожусь на обрезе шлюза! Нахожусь на обрезе шлюза! Самочувствие отличное. Подо мной вижу облачность, море. Кавказский хребет сейчас прошли. Начинаю выполнять задание. Он первый видел космос с миллиардами звезд не из иллюминатора корабля, а через светофильтр скафандра. Это были секунды волнения и радости. Секунды упоения необычностью и красотой.

«Алмаз-1»: Леша, снять крышку с объектива кинокамеры! Снять крышку с объектива кинокамеры!
«Алмаз-2»: Снял, снял крышку!
«Алмаз-1»: Понятно!
«Алмаз-2»: Вижу, вижу небо! Землю!
«Алмаз-1»: Человек вышел в космическое пространство! Человек вышел в космическое пространство! Находится в свободном плавании!…
 
В это время на Земле Сергей Королев почувствовал задержку дыхания — как будто кольнуло в сердце. Через минуту боль повторилась… Леонов выходил в космос на 20 минут, из них 12 минут находился на удалении 5,35 метра от корабля, на полную длину фала, — Алексей отошел от корабля как раз над Кавказом. Беляев поддерживал с ним непрерывную связь и по-дружески, с большим волнением и напряжением давал, скорее, советы, чем команды, Алексею Леонову, которому предстояла миссия, какую до него в мире никто не выполнял. С земли за его выходом наблюдали по телевидению. Он плавно "парил" в космосе, помахал сперва левой, а затем — правой рукой, несколько раз специально переворачивался, отходил и подходил к кораблю. Его видели на фоне Земли в 3-5 метрах от корабля. Сколько было радости в эти минуты и на Земле, и в космосе! Дальше был короткий доклад на Землю:
— "Заря"! — доложил Беляев. — Все сделано по плану. "Алмаз-2" готовится к входу.

После завершения эксперимента возникли непредвиденные обстоятельства. Леонов подтянулся к обрезу люка. Инструкция предписывала "входить" ногами вперед. Алексей попробовал, но втиснуться в шлюз не смог. Напрягся, пошевелил ногами — безнадежный номер. Только сейчас он ощутил и осознал, что скафандр "превысил" ожидаемые размеры — непомерно раздулся, стал более жестким. Проникнуть в люк в таком виде стало невозможным. Было также рискованно прилагать чрезмерные усилия, к тому же не было для этого сил. "Мне конец, — подумал Леонов спокойно, но сердце готово было вырваться из груди. — Конец, дурацкий конец!
— Леша, что у тебя? — спросил Беляев каким-то странным голосом.
— Чертовщина какая-то, я не могу войти.
— Почему? Что мешает?
— Скафандр...

До входа в тень Земли оставалось пять минут. Вопреки инструкции, не сообщив о ЧП на Землю, он перешел на второй режим работы скафандра, сбросив давление в нём не до 0,5 атмосферы, а до 0,27 атм, чтобы уменьшить жесткость. Леонов попробовал "обратный вариант", т.е. не ногами, а головой вперед. В 11 часов 47 минут он втиснулся в шлюзовую камеру корабля, закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль нужно только ногами вперед. По-другому нельзя — крышка внутреннего люка, открывающаяся внутрь ШК, съедала 30% пространства. Во время этого разворота нагрузка максимально увеличилась. Пульс дошел до 190. У совершенно здорового человека, температура подскочила и оставались доли градуса до теплового удара, глаза космонавта заливал пот. В 11 часов 51 минуту 54 секунды, после того как был закрыт люк, начался наддув шлюзовой камеры. И едва крышка люка закрылась, Леонов, ослепший от пота, был вынужден снять гермошлем не дожидаясь подтверждения о полной герметизации. "Алмаз-2" переполз в кабину, втянул камеру и тяжело выдохнул. За полтора часа эксперимента Алексей Архипович похудел на шесть килограммов.

Алексей Леонов находился вне корабля в условиях космического пространства 23 минуты 41 секунду. По положениям Международного спортивного кодекса чистое время пребывания человека в открытом космосе исчисляется с момента появления его из шлюзовой камеры (от обреза выходного люка корабля) до входа обратно в камеру. Согласно этим условиям, А.А. Леонов находился в открытом космическом пространстве вне космического корабля 12 минут 09 секунд.

После возвращения в кабину А.А. Леонов вместе с П.И. Беляевым продолжал выполнять эксперименты, запланированные программой полета. Космонавты проводили медико-биологические исследования, решали вопросы космической навигации, наблюдали и изучали атмосферу Земли и т.д.

На седьмом витке Беляев спал, а с Леоновым состоялся сеанс радиосвязи. Леонов доложил: "Самочувствие отличное, корабль делает один оборот за 20-40 секунд, это нас не беспокоит, все параметры корабля в норме". Во время семи первых витков полета связь с "Восходом-2" по УКВ была отличной, а по КВ — удовлетворительной.

На 13-м витке резко упало давление в баллонах наддува кабины корабля с 75 до 25 атм. Дальнейшее падение могло привести к полной разгерметизации и вынужденной посадке. Главный конструктор приказал внимательно посмотреть телеметрию: может быть, идет цифровая ошибка? Но опасения подтвердились. Приняли решение на автоматический спуск корабля. Перед этим было необходимо отстрелить шлюзовую камеру. Экипаж привязались к креслам и подали команду на отстрел трубы шлюзовой камеры — после включения детонирующего шнура произошел сильный удар, который закрутил корабль в двух плоскостях. Произошли нерасчётные угловые ускорения, которые вывели из строя системы ориентации и автоматической стабилизации. Во время этой операции датчики солнечно-звездной ориентации «залепились». "Алмазы" сделали все, что положено в экстренных условиях. Они знали, что по команде с Земли должно произойти автоматическое включение тормозной двигательной установки (ТДУ). Но признаков включения не ощущалось, хотя на 16 витке с Земли была включена программа ориентации и спуска. ТДУ не включилась, так как не прошла ориентация корабля. Земля тоже знала, что автоматика спуска не сработала. На 17-м витке руководство их ждет внизу, а они и не пытаются снижаться, т.е. система автоматической ориентации не срабатывает. Юрий Гагарин, в то время зам. начальника ЦПК, спокойно передал на борт распоряжение технического руководителя полётом: сажать корабль вручную на 18-м или 22-м витке.

После этого началось "закислораживание" атмосферы в корабле — по непонятным причинам, произошло шестикратное перенасыщение кабины кислородом. Прибор показывал, что парциальное давление кислорода поднялось до 460 мм. Малейшее искрение в контактах при переключении тумблеров могло вызвать пожар и взрыв. Но космонавтам повезло: ничего не искрило, не коротило. Повезло вдвойне — сработал клапан разгерметизации. Благо, что они были в скафандрах.

В конце 18-го витка 19 марта 1965 г. в 11 часов 19 минут 00 секунд П.И. Беляев вручную включил систему ориентации, потом ввел в действие тормозную двигательную установку. П.И. Беляеву пришлось впервые в мире сажать космический корабль вручную. В тесноте, вынужденный из-за неправильной ориентации корабля покинуть пилотское кресло, Павел Беляев сумел-таки, "руля на ощупь", вывести корабль на траекторию приземления. Ручная ориентация корабля по Земле проходила при помощи ВСК («оптического глаза» корабля). Пока они уточняли точность ориентации, опоздали с включением двигателя на 45 сек, поэтому в Пермь и улетели. Они еле вписались в посадочное окно, спуск был практически неуправляемым. О том, чтобы приземлиться в заданном районе, то есть в казахской степи, не могло быть и речи. Вопрос стоял так: хорошо бы попасть в собственную страну, а не в джунгли Вьетнама или африканскую пустыню.

Спуск в ручном режиме тоже проходил с большим напряжением. Данные о прохождении команд на спуск Земля получила довольно быстро с парохода "Ильичевск", но потом в течение четверти часа о космонавтах не было никакой информации.

Произвели расстыковку с двигателем — неудачно: не отсоединился кабель. Соединённые им кабина и двигатель стали вращаться, как гантель. В конце концов кабель удалось отстрелить. За 30 минут спуска скорость корабля упала с 7600 метров в секунду до 200, высота полёта — с 435 км до 10, температура торможения на поверхности корабля составила 5-10 тысяч градусов.

Стабилизация спускаемого корабля наступила к 7 километрам, в это время отстреливался парашютный люк, из него выбрасывался сначала тормозной парашют, затем основной.

В это время на командный пункт одной из частей Уральского военного округа поступил сигнал на срочное включение всех радиолокационных средств. С вышестоящего КП из Свердловска нацелили на возможную посадку космического корабля "Восход-2":

— Космонавты Беляев и Леонов идут на посадку. Возможно приземление в вашем районе: Обнаружить, провести, оказать всяческую помощь!

С юго-запада в район Перми стремительно нёсся космический объект. Сомнений у специалистов не было — это и есть "Восход" с "алмазами" на борту. И вот минутные отрезки оборвались. Под последней засечкой локатора крупно обозначилась высота: 40 км, 30 км, 20 км ... Через считанные секунды метка на индикаторе увеличилась в размерах и остановилась недвижимо. Измерили высоту — прибор показал семь тысяч метров, раскрылся парашют спускаемого аппарата. Затем отметка исчезла с экрана — корабль плавно опускался на землю. На высоте 1,5 метра от земли на спускаемом аппарате сработала система мягкой посадки (за счёт твёрдотопливного двигателя), перегрузка при посадке снизилась с 8 до 3-хкратной. Скорость приземления при мягкой посадке составляла 2-3 метра в секунду. Корабль плавно приземлился. Позднее, в сообщении ТАСС точно названо время посадки: 19 марта 1965 года в 12 часов 02 минуты по московскому времени.

http://files.web2edu.ru/7ecaf759-ad7d-464d-886a-1714da20166d/4a9e4968-7cb5-475c-9989-210f088f9634.jpeg

О том, что на севере области, возможно, произойдет приземление космического корабля, в Перми узнали когда он начал маневр спуска с орбиты. Эту информацию получил из Москвы от Устинова первый секретарь обкома КПСС Константин Иванович Галаншин. Сразу же Борис Всеволодович Коноплёв, тогда председатель Пермского облисполкома, дал распоряжение прекратить полёты над областью для обеспечения безопасности. Корабль приземлился в бывшем Соликамском районе в 15-17 км от д. Кургановка — это единственное, что было известно на тот момент. Жители Прикамья услышали сообщение ТАСС, переданное диктором Левитаном: — "... Сегодня в районе Перми приземлился космический корабли "Восход-2". Космонавты Павел Иванович Беляев и Алексей Архипович Леонов чувствуют себя нормально ..."

Но это не было правдой — к этому времени судьба космонавтов была ещё неизвестна. В воздух были подняты четыре самолёта Ан-2 и военные вертолёты. С разных сторон на поиски космонавтов в тайгу ринулись отряды лыжников-добровольцев — позднее даже пришлось создавать специальные отряды для розыска потерявшихся "поисковиков". Поиски стали целенаправленными только после получения информации от вертолётчиков, обнаруживших купол парашюта. Поисковыми группами, сформированными в Перми, лично руководил Б.В. Коноплёв, прибывший автотранспортом в район Кургановки, где располагался штаб военных поисковиков, вместе с молодыми добровольцами. Правда это или нет, но говорят, что первыми сориентировались геологи из нефтеразведки N 4, что в Березовке Усольского района. Александр Леонтьич Саднов рассказывает: "— Сидим, конечно, у себя в диспетчерской в Березовке Усольской. Карты разбросили на столе. У меня телефонистки все знакомые, так что мы быстро поняли, куда они сели. Прикинули координаты: 59 градусов 34 минуты 3 секунды северной широты, 55 градусов 28 минут 0 секунд восточной долготы. Вдруг звонят с Березников — у вас откуда карты-то, откуда такие точные данные? Откуда карты? Нам, геологам, нельзя без генштабовских карт. А координаты передали — не секретные, прямоугольные, а географические, то есть открытые... Телефон-то наш, видать, прослушивали. Ну и отключили, конечно, в два счета. А инженер наш, Никулин Евгений Александрович, морячок бывший, взял три трактора С-100, бульдозер и отправился пробивать дорогу. Дня через четыре приезжает весь обросший, довольный такой. Потом уже военные налетели. В деревнях — Кургановке, Сороковой все съели под метелку. После всего самосвалы по деревням повезли муку в мешках. Раздавали по совести — кто сколько муки извел" — действительно, в деревенских магазинах продукты питания исчезли очень быстро, а вскоре запасы еды закончились и у селян. А в домах нищета ... Колхозники ходили в лаптях! Съехавшимся в Кургановку журналистам было настрого запрещено фотографировать местных жителей. Видимо посчитали, что лапти и космос не совместимы. В связи с этим интересно вспомнить, что именно лапти были подарены космонавтам во время их приезда в Пермь 9 марта 1968 года.

Продолжение следует... Окончание см. тут: http://scout-museum.livejournal.com/41442.html

Источник: http://scout-museum.livejournal.com/41056.html

Р.S. Обелиск советским космонавтам Алексею Леонову и Павлу Беляеву в Усолье  и «Покорители космоса

В память об приземлении советский космонавтов в 1968 году на месте посадки комсомольцы Березниковского титано-магниевого комбината воздвигли 6-метровый обелиск из титана. Но в 90-х годах его украли сбытчики металлолома. В 2004 году взамен него на высоком берегу Камы при въезде в Усолье был воздвигнут новый монумент по проекту Юрия Устинова.
Еще один стоит в Перми - это стела «Покорителям космоса».

http://s2.stc.all.kpcdn.net/f/12/image/02/45/8304502.jpg

Смотреть фильм
История приземления в уральской тайге, космонавтов Леонова и Беляева, 1965 г.

Категория: Это интересно! | Добавил: elena
Просмотров: 1404 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]